МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ В ГОРАХ, или записки голодного инструктора.

       
«Омскпромстройбанк» / 6 от 10 июня 1998 г. Как мы сообщали, в мае двенадцать сотрудников нашего банка участвовали в туристском походе по предгорьям Тянь-Шаня. Необычность похода заключалась в медовой диете его участников, которую разработал и успешно пропагандирует среди туристов старший преподаватель кафедры туризма СибГАФК Виктор Алилуев. Три ложки меда в день в течение четырех дней при большой физической нагрузке плюс два дня входа в голодание и три дня выхода из него — таким был график питания, который выдержали все участники восхождения к вершинам Заилийского Ала-Тау. Своими впечатлениями о походе делится инструктор нашей группы туристов — Евгений Симонов.    
30 апреля. Приключения начались практически сразу, поезд уже тронулся от перрона, а доброе, чуть усталое лицо Сидора Бадзюна только замаячило за спинами провожающих. Шел он спокойно, уверенно, — как потом оказалось, перепутал время отправления и собирался отъезжать не раньше, чем через час. Увидев наши призывно машущие руки и медленно уплывающий в горную страну вагон, Сидор «подхватился» и как-то рывками и зигзагами побежал за уходящим поездом. Из плохо закрытых клапанов рюкзака на перрон падали «кружки — ложки». Запыхавшийся, он все же ворвался в уже открытую нами дверь вагона. Сегодня нам еще можно было есть вареные овощи и свежие фрукты. Проводница с удовольствием смотрит на непьющую и не бегущую в вагон — ресторан отпускную «под рюкзачную» братию         
1 мая. Потребляем только соки. Толя Егоров с серьезным видом пообещал напоить девчонок березовым соком с мякотью, чтобы «пожирнее» было. Пришлось с серьезным видом поддержать его, кажется поверили. Из нашего банка в «медовый» поход решились поехать 12 человек — семь девчонок, и пять мужиков, при этом 80 процентов состава никогда раньше горы ближе, чем с экрана телевизора не наблюдали — отважные люди. В соседнем вагоне едут еще 52 энтузиаста, тоже «медовые» походники, в основном учителя, врачи, студенты из Омска — очень разношерстная братия под руководством Виктора Алилуева      
2 мая. Алма-Ата. На вокзале нас встречают, загружаемся в три автобуса и тут же выгружаемся: где-то на вокзале потерялись два студента — неформала. Рюкзаки здесь, а самих нет. Бардак! Нужно брать вопросы дисциплины в жесткие руки Толи Егорова. Единогласно выбираем его завхозом — теперь он наш кормилец и поилец. ГОРЫ. Казахстанский национальный заповедник. Вход — въезд два или три доллара с человека. Мы официально оформлены как группа учителей Алма-Атинской области, едущих то ли на свадьбу, то ли на семинар по туризму. Пожилой казах в форме капитана милиции с удивлением рассматривает наши очень славянские лица: то посмотрит в документ, то тебе в лицо. Николай Крылов стал Курманбаевым, я — Межутбековым (остальных, извините, не запомнил). Автобус довез до начала туристической горной тропинки, идущей в глубь узкого ущелья. Вперед, горнопроходимцы! Два с половиной часа спустя. Первое удивление оттого, что рюкзак мало набить всякой дрянью, а его надо еще тащить за плечами, у народа прошло. Начались вой и тихие стоны новоявленных «шерпов» из дружеских групп. Наши молодцы — держатся. Толя Егоров уже забрал у какой-то «Дюймовочки» рюкзак и зачем-то раскрыл его. Подхожу, пробую на вес. Господи! Да он тяжелее моего. Начинаем потрошить — шампунь, косметика… на дне обнаруживается «кусочек» сыра килограмма на полтора весом. «Девушка, что с вами? Это же медовый поход!» Она что-то мямлит о том, что «вдруг заблужусь, мама сказала» и т.д. Спокойно, старушка, сыр в реку, и пошли дальше. Егоров тащит два рюкзака. Ущелье сужается, начались скальные выходы и прижимы. Капает дождь. Ищем место для палаток, заготавливаем дрова, пока не стемнело. На костре кипит ведро воды. Радостный вопль: «Ужин готов!» Народ радостно и удивительно высовывает носы из своих хрупких жилищ, неужели правда, покормят? Извините, ребята, шутка. Ложка меда на человека и сколько угодно кипяченой воды.     
3 мая. Просыпаюсь — все вокруг бело от выпавшего за ночь снега. «Обидно, слушай, да-а- а!» Я же народу обещал ровный черный загар. Не побили бы — хоть и культурные люди, но всему есть предел. Собираемся на совет «вождей». Мы на высоте около двух тысяч метров, здесь снег, значит выше (наш перевал 3600 метров высотой), как говорится, «очень снег» — лавиноопасно. А по карте все так красиво получалось. Решаем спускаться вниз, переходить в другое ущелье, искать более удобное место, ставить стационарный лагерь и уже оттуда, оставляя рюкзаки и дежурных в лагере, налегке «бегать» на окружающие горы.   
4 мая. Третий день меда, четвертый день без пищи. Нелегко приходится. Взрослому мужчине в горных условиях требуется 4-6 тысяч килокалорий в сутки, а три ложки меда, дай Бог, всего 400-500. Спускаемся вниз, нашли поляну. Появилось солнышко, да и вообще здесь ощутимо теплее — при подъеме на один километр высоты температура воздуха понижается на 6 градусов. Ставим лагерь. Анечка Меняйло уже загорает — вот женщины! У речки открывается великолепный вид на близлежащую горку: чудесный «пупырь» с травянистым склоном, уклон от 40 до 50 градусов, перепад высоты метров восемьсот. После «сытного обеда» решаемся на его первопокорение. Техника восхождения в группе очень проста: вперед ставиться человек с самым «коротким шагом», и вся группа топает его темпом. В нашем случае честь определителя темпа восхождения выпадает Галочке Мальцевой (впоследствии данному «пупырю» было торжественно присвоено ее имя). Николай Крылов умудряется бегать по склону вокруг шумно пыхтящей и бредущей со скоростью улитки группы и снимать процесс восхождения на видеокамеру. Через 3 часа 15 минут последние горнопроходимцы забрались на «Крышу мира». Крыша оказалась до обидного плоской, размером с три футбольных поля. Но зато, коллеги, какой вид на все четыре стороны! Ориентирую карту, засек направление на наш перевал. Какой красавец — и весь в снегу — наверняка не проходим сейчас. Водные запасы во фляжках выпиты еще в первый час восхождения. Осталось по глоточку на брата у Андрея Воронова. Делим. Марина Стрельцова и Ирочка Сапожникова подкрадываются к остаткам снежного сугроба и, не взирая на категорический запрет, в ускоренном темпе поглощают снежную массу. Вот так, пусти омичей в казахстанский заповедник — через неделю даже снега на горах не останется. За час спускаемся вниз — вниз всегда легче. Здесь нас ждет сюрприз, тропу перегораживает альпинистская веревка, и мужественный голос спасателя из МЧС Вадика Обрывалина (брали с собой для «поддержки штанов») командует:»Лагерь, строиться!» Нас встречают всем лагерем. По обычаю после первого восхождения проводится смешная и красивая процедура посвящения в альпинисты, о сути которой рассказывать вам, чуждым элементам, не буду, попробуйте сами залезть на горы, узнаете.     
5 мая. Поход на водопад. Рассказать о такой красоте невозможно, надо видеть.     
6 мая. В этот благословенный день спускаемся по горной дороге к горно-форелевой ферме. Почти цивилизация. В обед завхоз Толян сварил компот, состоящий из ведра воды и шести ягод урюка на человека (всего, стало быть 72 штуки). Вечером бульон и по кусочку хлеба величиной со спичечный коробок. Вам тяжело будет поверить, но ощущение сытости от двухсот граммов жиденького бульона и кусочка хлеба полнейшее.      
7 мая. Прощайте, горы! Вниз по ущелью на автобусе. Город Алма-Ата. Смог, шум, «зеленый» базар, пищевые соблазны, всемирно известная баня «Арашан» — дороговато, черт возьми. Вечер, гитара, тепло, вишни цветут. Здорово. На следующий год поедем? Без сомнения! Итог похода: с 12 человек горнопроходимцев ОПСБ, мы оставили в горах 63 килограмма живого веса. Это, как и покоренные нами вершины и горные троны, наша маленькая победа/

«Омскпромстройбанк» / 6 от 10 июня 1998 г.

This entry was posted in пресса о нас. Bookmark the permalink.

Comments are closed.